Январь 8, 2011

Рождение города

В 1925/26 хозяйственном году восстановление сибирской промышленности было в основном завершено, и началась ее техническая реконструкция. Одной из важнейших народнохозяйственных задач стало ускоренное развитие промышленности строительных материалов, находившейся в Сибири в зачаточном состоянии. Из-за острого недостатка стройматериалов задерживались сооружение и пуск многих промышленных и культурно-бытовых предприятий.

Поэтому Сибкрайсовнархоз обратил особое внимание на реконструкцию и расширение производства Черноречеиского известкового завода и определение запасов нерудных полезных ископаемых в долине Берди.

В первом году пятилетки предполагалось довести обжиг до 11000 тонн, увеличив производство в полтора раза. Для этого нужно было срочно построить мост через Бердь и провести через него узкоколейку к выходам известняка. Осенью 1929 года завод получил новое задание: к концу пятилетки довести обжиг до 40000 тонн и резко расширить использование огнеупорных глин.

Одновременно шло обследование запасов строительных материалов в долине Берди. Весной 1929 года изыскатели появились на Чернореченском известковом заводе, обследовали берега реки и остров. Близилось лето, и на заводе готовились к обжигу известняка. Его закладывали в напольные печи, похожие на пирамиды.

Изыскатели уехали, не посвятив жителей Черноречкн в свои планы. А вскоре одному из сельских грамотеев лопалась на глаза заметка, опубликованная в «Советской Сибири» 29 мая 1929 года. В ней говорилось: «Вернувшийся сегодня утром со станции Чернореченской инженер Сибкрап-совнархоза тов. Подбельский сообщил нашему сотруднику, что комиссия, выбравшая место для постройки цементного завода, считает наиболее удобным строить его против разъезда № 5 Алтайской железной линии.

Цементный завод будет построен почти рядом с существующим уже Чернореченским известковым заводом, на удобнейшей площадке с наличием по одну сторону известняковых залежей, по другую сторону залежей сланцев. Эскизный проект завода будет готов к началу августа. Строительство нового цементного завода начнется с будущего года. На днях Крайсовнархозом получено из центра сообщение, что на завод запроектировано 5 миллионов рублей».

В октябре 1929 года новое сообщение:

«…Научно-техническим советом силикатной промышленности принят с незначительными поправками проект Черно-реченского цементного завода, разработанный Промстроем. Мощность завода определена в 700 тысяч бочек цемента в год с возможностью расширения до миллиона бочек.

Решено построить при заводе поселок…»

И снова поползли, полетели слухи: будут что-то строить… А через непродолжительное время чернореченцы и вовсе расстались с дремотной тишиной, потому что работа закипела вовсю.

О будущем завода рассказал в газете «Советская Сибирь» от 3 апреля 1930 года директор строящегося завода П. Мартынов :

«Началась постройка Чернореченского цементного завода производительностью 760000 бочек в год. Эта цифра значительно превышает производительность Яшкинского цементного завода в этом году.

Новый завод будет оборудован по последнему слову техники. На его постройку будет затрачено более 7 миллионов рублей…

Место постройки выбрано удачно. Станция Искитим Алтайской линии Омской железной дороги в 54 километрах от Новосибирска.

Запасы известняка определялись на 100 лет. Пласты его тянутся на 15 километров. Глиной завод обеспечен примерно на 50 лет.

В этом году к постройке и оборудованию намечено: электрическая станция мощностью 3000 киловатт, механическая мастерская, электрическая подвесная дорога и фундаменты всех производственных зданий…»

Строительство завода развернулось в начале 1930 года. Правда, некоторые работы были выполнены в 1929 году, но незначительные. В первый год сделали немного: были выполнены земляные работы, появились подсобные помещения, началась подвозка бутового камня. Зимой 1930/31 года работа кипела на всей площадке.

Партийные организации сел и разъезда № 5 очень серьезно относились к новостройке первой пятилетки. Они не однажды обсуждали вопросы строительства завода на своих собраниях. Так, 26 марта 1930 года общее собрание членов ВКП(б) разъезда № 5 приняло решение: «Учитывая громадное значение строительства цемзавода и расширение известкового завода, а также, что разъезд Искитим с имеющимися путями и зданиями при большом прибытии грузов с работой не справится, необходимо произвести на разъезде следующее: уложить четвертый путь, построить багажный сарай, уложить стрелку в тупике со стороны Барнаула».

В Койновской партячейке 25 октября 1930 года провели собрание с повесткой: «О мобилизации двух коммунистов на строительство цемзавода». Решили отправить на укрепление партийных рядов стройки членов ВКП(б) Тихона Ходанови-ча и Петра Мишенина.

Строительство Чернореченского цементного всколыхнуло жителей многих окрестных деревень. Крестьяне охотно шли на стройплощадку. Совсем молодым пареньком связал свою судьбу с заводом Петр Романович Колесников. Вначале трудился на строительстве конного двора, других объектах, лотом его пригласили в «Управление дирекции Чернореченского цементного завода». Петр Романович попал на прием к главному инженеру Андрею Сергеевичу Левину. Тот предложил пареньку пойти учиться на курсы электриков. «Я тогда знать не знал об электричестве,— вспоминает ветеран,— и что он мне предлагает — плохо представлял, но инженеру Левину доверял, потому поблагодарил и сказал, что приложу все свое старание, чтобы  быстрее  освоить профессию».

Одними из первых прибыли на стройку член партии Иван Михайлович Герасцын, братья Мануйловы, Александр Романович Колесников, братья Баранчиковы. Большинство, связав однажды свою судьбу с Чернореченским цементным заводом, уже не покидало его.

Из деревни Кукуй, которая находилась от Койново в семи километрах, на стройку пришел Илья Васильевич Кисте-нев. Ему было под тридцать. Отслужил в армии, был председателем в комитете взаимопомощи, пахал землю, сеял хлеб, обзавелся семьей. На стройке попал к десятнику Мохову, который направил его в бригаду плотников на изготовление опалубки.

Молва о строительстве Чернореченского цементного завода разнеслась по всей стране. Стали прибывать люди из разных городов. Плотник и столяр Афанасий Лукич Чечера приехал из Новороссийска в конце 1929 года. Когда услышал, что в Сибири будет строиться новый цементный завод, не задумываясь, отправился на новостройку.

Вот что рассказывает о своем прошлом и работе на заводе Дмитрии Михайлович Потапов: «Наша семья из Брянщи-ны переехала в Сибирь в 1914 году. Жили мы в Болотном, но в 20-х годах переехали в Койново. Я учился в школе. Отец занимался сельским хозяйством. В конце 20-х годов пошел работать в артель «Производственник». Возил известь и камень на своем коне. Потом коня сдал и мы с Григорием Кухтериным в 1932 году поступили на строительство Чернореченского завода. Направили пас на работу к кузнецу. Кузнец в течение нескольких дней так рьяно нас учил, что мы еле волочили ноги и ладони наши превратились в кровяные мозоли. Ковали мы бородки, зубила и другие инструменты.

Однажды пришел в кузницу механик будущей котельной Иустин Константинович Яковлев. Он увидел наши руки и ужаснулся:

— Что вы сделали со своими руками? Разве можно так работать?

Видимо, мы ему понравились и нас перевели в бригаду котельщиков, которые подчинялись главному механику Горячеву. Котельщик — это по теперешним понятиям монтажник. В основном мы занимались клепкой. (Электросварки тогда не было.— Г. М.) Начали готовиться к изготовлению бункеров для сырья в сырьевом отделении. Раскраивали металл, потом рубили его. Толщина листов от 5 до 20 миллиметров. В смену клепали до 100 заклепок. Строительная площадка была в лесах, подмостках, везде лебедки. Кранов тогда не было. Обечайки вращающихся печей, сырьевых и цементных мельниц перекатывали и поднимали на опоры и фундаменты по рельсам лебедками. Потом уже стыковали обечайки и клепали на эстакадах корпуса…»

Как и большинство строек первой пятилетки, завод возводили вручную. Землю из котлованов выбрасывали лопатами и отвозили грунт тачками. Тяжелые конструкции до пяти и более тонн при монтаже поднимали при помощи эстакад, сооруженных из шпал и бревен, лебедок и мачт.

Проблемой «номер один» были кадры. Завод строили вчерашние крестьяне, не имевшие ни знаний, ни строительного опыта. Формирование искитимского рабочего класса проходило в процессе строительства завода. Учиться приходилось на ходу — днем у наставников на стройке, вечером на различных курсах и в школе рабочей молодежи.

Курсы вели начальник электроучастка Константин Петрович Хлебников, бригадиры Алексей Троицкий и Николай ЛисецкиЙ, мастер электроцеха Геннадий Николаевич Мягков. Молодым рабочим было очень трудно. Это была малограмотная крестьянская молодежь, не имевшая навыка работы на производстве.

Стройку обслуживала временная силовая электростанция. Начальником ее назначили члена партбюро завода, знающего специалиста Петра Алексеевича Музяева.

Строительство завода в корне преобразило жизнь сельских жителей, весь уклад их жизни. На стройку приехали рабочие с других предприятий и заводов, которые не могли не повлиять на местное население.

Центром воспитательной и культурно-массовой работы стал заводской клуб, построенный для строителей завода.

В конце первой пятилетки в Койново, Черноречке и Вылково произошли значительные социальные, экономические и культурные перемены. Резко увеличилось число жителей и территория сел. Административное деление на Койновский и Чернореченский сельские Советы устарело и уже не могло удовлетворять жителей, да и прошедшие изменения требовали создания города или хотя бы рабочего поселка. Был необходим единый административный центр. Он был утвержден Постановлением ВЦИК от 10 апреля 1933 года. На карте Западно-Сибирского края, образованного 30 июля 1930 года, появился рабочий поселок Искитим.

Железнодорожный разъезд № 5 переименовали в станцию Искитим.

13 апреля 1933 года состоялось организационное заседание пленума Искитимского поссовета. Его председателем единогласно избрали В. П. Булавина. Поссовет контролировал работу всех хозяйств, находящихся в пределах Искитимского Совета. Были созданы депутатские группы и секции по руководству разными сферами хозяйственной, социальной и культурной деятельности.

В ведении поссовета, кроме колхозов, находились артели «Производственник» (80 рабочих), новая артель по переработке сельскохозяйственного сырья «Прожектор» (40 рабочих), Бердский рабкооп (68 рабочих), известковый завод (более 110 человек), больница (38 человек), железнодорожная станция и другие организации.

Главное, о чем больше всего заботился поссовет,— заготовка и сдача хлеба, молока, мяса и овощей государству. Продолжалась работа по ликвидации неграмотности. В постановлении от 15 декабря 1933 года записано: «Предложить секции народного образования во главе с т. Севастьяновым выявить количество неграмотных и по всем организациям и в короткий срок организовать работу ликпунктов…

Особое внимание — работе школ. Систематически проверять их работу, учитывать нужды и принимать меры к тому, чтобы обеспечить все требования народного образования».

К концу пятилетки освободились от лесов цеха цементного завода. Поднялись корпуса центральной электростанции, цехов обжига, сырьевого и помола, цементных силосов. Заканчивался монтаж оборудования, шло его испытание.

Приехали специалисты с других предприятий, много с Яшкинского цементного завода. Среди них первый мастер цеха обжига Николаи Яковлевич Шмырин, обжигалы клинкера Ольга Ануфриева Бойкова и Тимофей Егорович Ермаков, мельник сырьевого отделения Николай Кривенко и мастер этого же отделения Николай Иванович Овчинников. Позже прибыли обжигалы Егор Иванович Пронин, Фридрих Людвигович Юст и Иван Дмитриевич Банников.

Готовили к пуску основное производство специалисты: коммунисты Алексей Васильевич Лошкарев и Давыд Евгеньевич Степанов.

В январе 1934 года после окончания Новосибирского соликатного техникума приехал на завод Владимир Михайлович Чубаров. Памятна ему первая встреча с Черноречкой: «Ехали в неведомое. В Новосибирске я прожил почти десять лет и как-то привык к цивилизации, А тут — электричества нет: пришлось привыкать к керосиновой лампе, квартир не оказалось, поселились на частных.

Уже были построены двухэтажный деревянный дом, два трехэтажных каменных, строились дом для инженерно-технических работников и школа — на месте, где сейчас стоит ЦУМ. Новое жилье нужно было подождать.

…Встретил нас главный инженер Николай Николаевич Аварский. Меня направили на электростанцию помощником мастера по электрооборудованию. Начальником был Николай Евдокимович Долгушин. Спустя некоторое время он поставил меня мастером по электрической части. К весне 1934 года дел у нас было невпроворот, ибо близился пуск электростанции, а затем завода…».

Владимир Михайлович Чубаров всю жизнь отдал Чернореченскому цементному заводу, Центральной электростанции (ЦЭС), которая впоследствии стала парокотельным цехом.

С 1931 года работал на строительстве электростанции, а затем участвовал в монтаже оборудования Иустин Константинович Яковлев. Партизан, старый паровозник, машинист турбины на Яшкинском цементном заводе, он в числе первых приехал на строительство нового сибирского цементного гиганта.

Трудились на электростанции Борис Петрович Борисов — прорабом от Всесоюзного электрического общества, Илья

Андреевич Шевляков, Федор Наумович Агафонкин и многие другие.

Наступило лето 1934 года. Все было готово к пуску Центральной электростанции. Надо было отладить работу котлов и турбину, а потом динамомашину и остальное электрооборудование.

В июле 1934 года ЦЭС мощностью 3 тыс. кВт вступила в строй действующих.

Жизнь рабочего поселка Искитима и близлежащих сел теперь началась по гудку. Он звучал утром, в обед и вечером, извещая о начале рабочих смен. Памятен старожилам этот басовитый заводской гудок…

Вскоре в рабочем поселке появились первые электрические лампочки. Теперь предстояло опробовать оборудование в основных цехах: вращающиеся печи, сырьевые и цементные мельницы, компрессоры, шламовые насосы и другое. Вначале к агрегатам подключили питание. Начался пуск вращающихся печей.

Пусковой период длился два месяца. 5 декабря 1934 года газета «Советская Сибирь» опубликовала подборку материалов под общим заголовком: «Чернореченский цементный завод вступил в строй действующих предприятий».

Специальный корреспондент газеты Б. Зайцев рассказывал: «3а два месяца освоения завод успел выпустить около 25 тысяч бочек цемента высокого качества. За декабрь завод должен дать уже 38 тысяч бочек.

— Эту программу мы перевыполним,— уверенно заявляет директор завода тов. Евсеев,— а с января перейдем на полную мощность и будем за месяц давать по 60 тысяч бочек.

Уже в течение пускового периода коллективу завода удалось довести производительность печей до 95 процентов, производительность сырьевых мельниц — до 93 процентов, а угольных мельниц даже выше проектной.

900 тысяч бочек цемента даст Чернореченский цементный завод. Это — солидный вклад в строительную индустрию Сибири. Пуск завода — крупное достижение нашего края…»

По тем временам завод имел мощное оборудование: вращающиеся печи диаметром 3 и длиною 65 метров, производительностью 7,7 тонны клинкера в час.

Сырьевые мельницы диаметром два и длиною десять метров и цементные — диаметром два и длиною двенадцать метров. Проектную мощность завода было решено довести до миллиона бочек в год. Если подходить к этому событию сегодняшними мерками, то, конечно, задачи того завода несоизмеримы с задачами, стоящими перед современными предприятиями. Но тогда люди радовались огромной трудовой победе, которая не просто увеличивала мощность промышленности строительных материалов, но и в корне преображала весь жизненный уклад бывших крестьян и кустарей.

В 1935 году в Москве состоялся Седьмой конгресс Коминтерна. Искитимцы с гордостью рапортовали участникам Конгресса о своих достижениях:

«Седьмому конгрессу Коминтерна.

Наш Западно-Сибирский край — в прошлом край каторги и ссылки, край бескультурья, нищеты, бездолья — стал мощным индустриальным краем Советского Союза. Наш Искитимский район, в прошлом населенный ссыльными и поселенцами, при Советской власти в корне изменил свое лицо. Территорию нашего района украшает один из крупнейших цементных заводов Союза, дающий 80000 тонн высококачественного цемента, два известковых завода, два мощных зерносовхоза и десятки колхозов, которые имеют 85 комбайнов, 220 тракторов и 1000 других сельхозмашин. Мы приветствуем делегатов конгресса и желаем им плодотворной работы но имя мира и победы пролетарской революции!»

…Постановлением ВЦИК о новой сети районов Западно-Сибирского края от 18 января 1935 года был утвержден ряд новых районов, в том числе Легостаевский и Искитимский. Рабочий поселок Искитим стал административным центром. (До этого он был подчинен Новосибирскому горсовету).

В Искитимский район вошли Тальменский, Улыбинский, Верх-Ельцовский, Елбашинский, Покровский, Михайловский, Мильтюшинский, Преображенский, Верх-Коенский, Нижне-Коенский, Китернинский, Бородавкинский, Гуселетовский, Тулинский, Завьяловский, Бурмистровский, Атамановский сельские Советы и Искитимский поселковый Совет.

В районе проживало 30859 человек. Около 6000 работали в совхозах, МТС и на заводах. В рабочем поселке Искитим в то время было 8858 жителей.

В ведении Искитимского поселкового Совета находилась железнодорожная станция, Бердский зерносовхоз, колхозы «Танк», «Партизан», «Вторая пятилетка», хлебопекарня и хлебоприемный пункт, маслозавод, райпотребсоюз, райбольница, известковый завод облкомхоза, промартели «Победа», и «Производственник», Чернореченский цементный завод и его подсобные хозяйства, лесоперевалочный участок (Лесосплав), артель «Инбекши-казах», основанная казахами, занятыми добычей и перевозкой бутового камня, и ряд мелких организаций.

Партийные организации к этому времени существовали во всех совхозах, колхозах, предприятиях и организациях.

Среди ударников того времени были женщины, которые активно участвовали в общественном производстве, несмотря на то, что у многих были дети.

В начале 1935 года трудящиеся района и рабочего поселка Искитим жили ожиданием важного политического события — первой районной партийной конференции и первого районного съезда Советов, которые намечались на март. В районе в связи с этим проводилась большая организационная работа. Оргкомитет по созданию райкома партии возглавляла Екатерина Васильевна Кузнецова. Она часто выступала на рабочих собраниях, в колхозах, в МТС.

Оргкомитет по проведению первого районного съезда Советов и по организации райисполкома возглавлял Максим Моисеевич Гульчак. Он бывал в сельских Советах, выступал перед коллективами предприятий, в совхозах.

Значительным политическим событием стал выход в свет 4 марта 1935 года районной газеты «Социализм». С первых номеров газета стала боевым печатным органом, агитатором и пропагандистом. Редакция газеты взяла под свой контроль работу стенной печати, организовала систематическую учебу рабселькоров.

Третий номер газеты был посвящен предстоящей партийной конференции, которая начинала работу 10 марта. Он вышел на четырех полосах (газета была двухполосная). «Большевистский привет первым районной партконференции и съезду Советов» — гласил заголовок на первой полосе.

В честь партийной конференции повсеместно развернулось социалистическое соревнование. Инициаторами были Чернореченский цементный завод и Бердский зерносовхоз. К открытию конференции цементники обязались:

«1. Установить арматуру для фундаментов цементных мельниц не позднее 10 марта с. г.

2. Разжечь печь № 1 6 марта и дать программную выработку к 10 марта.

3. Закончить монтаж шламофильтров к 15 марта.

4. В марте пустить в эксплуатацию вторую печь.

5. К 10 марта оборудовать и полностью развернуть работу библиотеки…».

На страницах газеты были опубликованы и рапорты колхозов. Вот что говорилось в письме ударников колхоза «Вторая пятилетка»: «Семян пшеницы имеем 134 ц на 160 га. Семена пророщены — всхожесть 86 процентов. Они протравлены, отсортированы и находятся под охраной ударника Петра Макаровича Русакова.

В декабре 1934 года в колхозе организовали молочно-товарную ферму. Коров — 26, телят — 27. Есть овцеводческая и свиноводческая ферма: овец—145 голов и около 150 ягнят…

Приветствуя районную парторганизацию, колхозники обязуются хорошо обработать землю и своевременно провести агротехнические мероприятия, получить урожай с ярового посева не менее 12 ц с га и с озимых 15 ц.

Вызываем на социалистическое соревнование колхозы «Танк» и «Партизан».

Отмечая, что опасность войны против СССР усиливается, мы обязуемся раз в пятидневку проводить военные занятия, организовать ячейку Осоавиахима и выделяем двух жеребят в фонд РККА.

С такими мыслями и чувствами труженики района и поселка пришли к первой районной партийной конференции, прошедшей под девизом «Борьба за создание в районе крепкой, большевистской партийной организации — основная задача каждого члена и кандидата ВКП(б)».

Отметив успехи района в социалистическом строительстве, конференция заострила внимание на недостатках и просчетах, речь шла, в частности, о слабом руководстве работой комсомольских организаций. Прямо было указано: «Надо сосредоточить внимание на укреплении внутрисоюзной работы, повышении классовой боевитости рядов».

Форум коммунистов показал, что направляющая и руководящая роль во всех сферах деятельности района принадлежит партии. Делегаты конференции избрали состав первого пленума Искитимского райкома партии. В него вошло 25 членов и 6 кандидатов.

В этот же день (10 марта) состоялся организационный пленум райкома ВКП(б). На нем избрали бюро.

Первыми членами бюро Искитимского райкома стали: Е. В. Кузнецова, М. Р. Распутько, М. М. Гульчак, В. П. Лямов, директор цементного завода И. Н. Ершов, Пелермуттер, И. С. Мельников и А. П. Мишин. Кандидатами в бюро были избраны Д. П. Шишкин и А. М. Баранцев. Первым секретарем райкома ВКП(б) — член партии с 1920 года Екатерина Васильевна Кузнецова, дочь горняка. На партийной работе — с 1923 года. Была заведующей женотделом Омского губкома, Сибкрайкома ВКП(б), ответственным секретарем Минусинского окружкома партии и начальником политотдела Барышевской МТС Новосибирского района. Избиралась делегатом XV, XVI, XVII съездов партии, XV, XVI Всесоюзных партийных конференций, членом Сибкрайкома и Запсибкрайкома, делегатом  II съезда Советов СССР и XI Всероссийского съезда Советов, где вошла в члены ЦИК СССР и ВЦИК РСФСР.

Екатерина Васильевна прожила долгую и прекрасную жизнь. Она награждена орденом Октябрьской Революции. Скончалась в Новосибирске 16 августа 1981 года.

В состав пленума райкома были избраны М. Р. Распутько — второй секретарь райкома ВКП(б), И. Н. Ершов — директор цементного завода, В. П. Лямов— первый секретарь райкома ВЛКСМ, А. М. Баранцев — председатель Искитимского поселкового Совета, И. С. Мельников — начальник политотдела Бердского зерносовхоза, М. М. Гульчак — председатель райисполкома, А. С. Серебренников — ответственный секретарь райисполкома и другие.

11 марта 1935 года происходит еще одно важное политическое событие в жизни трудящихся рабочего поселка и района: первый районный съезд Советов. С докладом «Об очередных задачах нового района» выступил председатель оргкомитета М. М. Гульчак.

Главными вопросами были — подготовка к весне и успешное проведение сева, сохранение скота, особенно лошадей, и благоустройство Искитима.

В решениях съезда записано: «Поручить РИКу начать работу по приведению в культурный вид районного центра: построить кино, библиотеку, начать жилищное строительство, улучшить дороги, поделать тротуары, озеленить улицы и вести другие виды благоустройства за счет ассигнований по местному бюджету…»

Делегаты избрали членов и кандидатов в члены райисполкома. Первым председателем Искитимского райисполкома стал М. М. Гульчак, ответственным секретарем — А. С. Серебренников. Максим Моисеевич Гульчак — украинец, сын батрака. В партию вступил в 1919 году. С 1922 по 1935 год — на партийной работе. Был заведующим агитпромом, заворгом, секретарем уездного комитета партии, заведующим отделом обкома партии. Работал секретарем Коченевского райкома ВКП(б).

24 марта 1935 года состоялась первая районная конференция ВЛКСМ. Она проходила под девизом: «Наша задача — воспитание молодежи!» С докладом выступил председатель оргкомитета по организации районной комсомольской организации Владимир Лямов, которого потом избрали первым секретарем райкома ВЛКСМ.

Конференция приняла резолюцию: «Всю работу подчинить главной своей задаче — воспитанию молодежи в духе беззаветной преданности партии…

Сосредоточить внимание на организационном укреплении своих рядов, добиться правильной расстановки комсомольцев на производстве, вовлечь каждого члена ВЛКСМ в активную работу.

Обязать всех комсомольцев учиться, заниматься самообразованием, в ином разе — исключение. До лета 1935 года ликвидировать неграмотность среди комсомольцев.

Поручить бюро райкома ВЛКСМ разработать практические мероприятия по участию комсомольцев в благоустройстве сел и рабочего поселка, по их озеленению, наведению чистоты и правильной планировки нового строительства.

Комсомол цемзавода должен организовать шефство над строительством клуба и парка культуры и отдыха. (Это планировалось на острове, где сейчас вторая площадка цемзавода.— Г. М.).

Наладить учебу актива. Проработать каждому комсомольцу примерный  устав  сельхозартели   (Тогда  шло  обсуждение вводимого устава сельхозартели.— Г. М.).

Припять активное участие в весенне-полевых работах. Обязать каждого комсомольца быть образцом дисциплины и организованности, застрельщиком высокой производительности труда и хорошего качества работы…»

С самого начала образования Советского государства наше правительство большое значение придавало обеспечению населения товарами первой необходимости. Большую роль в этом сыграло создание 19 февраля 1935 года Искитимского райпотребсоюза.

На общем собрании пайщиков был избран первый состав правления районного союза потребительских обществ. Председателем его стал П. М. Мицевич. Торговый отдел возглавил Алексей Николаевич Иванов, имевший большой практический опыт, прекрасный организатор и руководитель. С 1920 по 1922 годы, до призыва в Красную Армию, он был председателем Чернореченского сельсовета. После демобилизации работал председателем Койновского сельпо, председателем рабкоопа Бердского зерносовхоза, затем председателем райпо.

Бывший работник райпотребсоюза Петр Павлович Суворов рассказал: «Алексей Николаевич умел находить общий язык с подчиненными, не кричал, не ругался. Время, когда я пришел в райпотребсоюз, было трудное — 37 год, транспорта почти никакого нет, только лошади. Складские помещения размещались в домах амбарного типа. Людей не хватало, но Алексей Николаевич так организовал дело, что и трудностей не замечали…»

В 1935 году райком партии впервые поставил вопрос о создании кинотеатра. Было принято постановление: «Построить звуковое кино к 1938 году для обслуживания рабочих цемзавода, Бердского зерносовхоза и остального населения района за счет привлечения средств местных учреждений и трудового участия самих масс

Участие средствами на строительство звукового кино возложить на райисполком, цемзавод, известковый и Чернореченский известковый заводы, Крайжилсоюз, артель «Производственник», Лесосплав, райпрофсовет, райиотребсоюз, заготзерно и Сибторг».

Звуковое кино появилось в Искитиме не позднее 1937 года. Установки для него были смонтированы в клубе цементного завода. До этого были лишь передвижные киноустановки. Одним из первых звуковых фильмов был «Чапаев». Искитимцы и жители сел района его увидели впервые в августе-сентябре 1937 года.

…У райкома партии немало забот. Одна из них — подрастающее поколение. 23 апреля 1935 года, когда активно шла подготовка к севу и, казалось, никакие другие дела не должны отрывать райком, бюро принимает постановление: «Считать совершенно недопустимым, что руководство цемзавода до сих пор не заключило договор с Чернореченской НСШ (90 процентов учащихся этой школы дети рабочих и служащих цемзавода).

Обязать треугольник завода и директора школы в трехдневный срок заключить договор, по которому обеспечить школу и учительские квартиры годовым запасом топлива в количестве 1065 кубометров дров к 1 июля. Приспособить одно из помещений жилгородка под школьную столовую, оборудовать ее соответствующим инвентарем до 1 августа и устроить физкультурную площадку».

Проходит немного времени и бюро ВКП(б), президиум райисполкома принимают совместное постановление «О подготовке школ к новому учебному году». О работе учителей, о их патриотических починах, о жизни школы часто рассказывала районная газета.

А в 1935 году в Искитиме была проведена первая детская спартакиада. Она состоялась 12 августа на стадионе цемзавода. На спартакиаду собрались дети колхозников и рабочих совхоза и предприятий. Первое место завоевали цементники, второе — спортсмены Ворошиловского зерносовхоза.

В январе 1935 года строительство Чернореченского цементного завода в основном было закончено, но коллектив предприятия еще не сложился. Бичом производства стали нарушения трудовой дисциплины. Все это надо было как-то преодолеть.

Тогда-то комсомольцы и вышли с решением организовать комсомольско-молодежный лагерь. Цель его была не только культурно-просветительная. После строительства па заводе остались случайные люди, которые недостойно вели себя: устраивали пьянки, дебоши в клубе и других общественных местах. С появлением лагеря почти всю молодежь удалось организовать, увлечь нужным и интересным делом.

В своих воспоминаниях бывший секретарь комсомольской организации Чернореченского цементного завода Василий Егорович Дунюшкин пишет: «1935 год особенно памятен мне. По инициативе комитета комсомола, при непосредственной поддержке партийной, профсоюзной организаций и руководства завода на острове, который размещался рядом с предприятием, организовали комсомольско-молодежный трудовой лагерь. Поставили два деревянных дома, в одном из них был летний клуб. Тут же раскинули палатки, спланировали аллеи, устроили кухню. Было нас около 300 человек. До глубокой осени мы жили в лагере.

Вечерами и в воскресные дни на острове собирались рабочие и служащие завода, жители близлежащих сел. Готовили программу сами комсомольцы и молодежь: проводили политбеседы, занятия с неграмотными, благоустраивали территорию завода, организовывали коммунистические субботники, они же благоустраивали территорию, наводили порядок. И все это после того, как отрабатывали смену на заводе..»

1935 год был знаменателен еще и тем, что во второй его половине в стране зародилось стахановское движение, которое на много лет вперед определило развитие социалистического соревнования, рожденное на шахте Донбасса по инициативе Алексея Стаханова. Стахановский почин подхватили на всех предприятиях и сельхозотраслях рабочего поселка Искитим, в колхозах и совхозах района.

Среди первых ударников-стахановцев цемзавода работник Центральной электростанции член ВКП(б) Лопатка, помощник машиниста турбины Марьин, кочегар котельной Позолотин, мельник сырьевого отделения Дмитриев, старший машинист турбины член партии Яковлев, рабочие механического цеха Бушуев, Осенных, Захарченко, Шевченко.

Ведущими профессиями на заводе считались обжигалы и мельники сырьевых и цементных мельниц. Выдающихся результатов добился обжигала Константин Николаевич Курышев, который работал одновременно на двух 65-метровыч вращающихся печах, при проектной норме в 7,75 тонны в час, установил рекорд производительности — 13,4 тонны в час.

У Курышева сразу же появились последователи. После окончания школы ФЗО при Яшкинском цементном заводе в 1934 году, в Искитим прибыл Т. Е. Ермаков. Вначале он работал помощником обжигалы, а с 1935 года обжигалой. Хорошо изучив оборудование, молодой специалист быстро начал перевыполнять норму. Уже в начале 1935 года он обжигал до 12,5 тонны клинкера в час.

16 марта в клубе Чернореченского цементного завода состоялось районное совещание стахановцев промышленности. На этом совещании Т. Е. Ермаков и К. Н. Курышев взяли обязательство довести выпуск клинкера до 15 тонн в час.

Стахановцем стал парторг механического цеха Хазов, а всего в цехе было более 10 стахановцев. Среди них лучшим считался токарь Николай Зудихин.

Цементники отличались не только на трудовом фронте. Среди них были, например, отличные снортсмены-лыжники. Газета «Социализм» сообщала: «24 февраля из Москвы приехали лыжники цементного завода Вася Трубчинин, Гоша Блохин и Лида Дурнева. Они ездили на межсоюзную спартакиаду.

В лыжной спартакиаде первое место  по цементной  промышленности  занял  Вася  Трубчинин — мельник цементной мельницы. Лида Дурнева — мотористка высоковольтных моторов — заняла третье место  среди девушек цементной промышленности».

Продолжало развиваться стахановское движение и в других организациях. Коллектив промартели «Производственник» решил план 1936 года выполнить за три квартала. Уже в первом квартале план по добыче и отгрузке камня был выполнен более чем на 200 процентов. Лучшими стахановцами стали Кузнецов, Кривченко, Козловский.

Высокую активность в труде проявляли искитимские железнодорожники: за первую декаду апреля 1936 года они пропустили 370 поездов, при плане 360, выполнили план погрузки вагонов на 114 процентов, простой вагонов под погрузочно-разгрузочными операциями сократили на 14 часов, все оборудование содержали в образцовом состоянии. Но жизнь ведь складывается не из одних производственных по-казателей.

Рос поселок, значит, росли и проблемы.

В 1936 году председателем райисполкома стал член ВКП(б) с 1924 года, бывший моряк, участник гражданской войны и строительства Кузнецкого металлургического завода Владимир Федорович Крылов, имевший большой опыт партийной работы. Внимание райисполкома в это время было сосредоточено на всемерном улучшении жизни искитимцев — расширении жилищного строительства, укреплении больниц и улучшении работы предприятий бытового обслуживания — бань, парикмахерских, столовых. За непродолжительное время было сделано столько, что старшее поколение искитимцев до сих пор хорошо помнит энергичного председателя райисполкома.

Добрую память о себе оставили братья Мельниковы, жизнь которых тесно связана с Искитимом. Иван Сидорович Мельников, член партии с 1921 года, был направлен в Бердский совхоз начальником политотдела. На этой ответственной должности в полной мере проявились его способности как руководителя и организатора: уже в 1936 году коллектив зерносовхоза вышел в число передовых, стал неоднократным победителем в социалистическом соревновании, завоевывал классные места и переходящие Красные знамена крайисполкома и крайкома партии.

И. С. Мельников — неизменный член бюро райкома, депутат районного Совета депутатов трудящихся. Участник Великой Отечественной Войны. Умер в 1985 году.

С 1936 по 1938 год редактором районной газеты «Социализм» работал член ВКП(б) Алексей Сидорович Мельников, член бюро райкома партии, депутат райсовета. В 1939 году его направили в Барабинский район, затем перевели аппарат обкома партии. В 1941 году Алексей Сидорович ушел на фронт. Участвовал во многих крупных военных операциях, в битве за Днепр. Его военный путь отмечен боевыми наградами. Умер в 1952 году.

Корреспонденции и статьи А.С. Мельникова отличались злободневностью, остротой, глубокой партийностью. Много внимания в них уделялось развитию города, его благоустройству, культурной и общественной жизни.

Вопросами благоустройства поселка много занимался поссовет. В районе будущего «Теплоприбора» была отведена площадь под базар, где установили ларьки и построили чайную. На одном из заседаний поссовета рассматривался вопрос о помощи цементному заводу в создании на острове парка культуры и отдыха. В решении поссовета от 27 февраля 1936 года записано: «… Оказать помощь людьми, стройматериалами и лошадьми. Запретить вырубку кустарника на острове. Обеспечить его охрану».

Парк культуры и отдыха был открыт весной 1936 года.

1 июля 1936 года пленум поссовета поручил президиуму, а в него входили Баранцев, Комаров, Сидоренко, Кротов, Кудрявцев и Шевченко, заняться устройством дорог и тротуаров, закончить строительство шоссе по улице Советской к началу уборочной страды. Решался вопрос об устройстве сквера и площади в центре рабочего поселка. На повестке дня поссовета стояли вопросы: «Улучшение медицинского обслуживания в поселке», «Обеспечение топливом школ», «Ликвидация неграмотности», «О санитарном состоянии общежитий в промартели «Производственник» и т.д.

… Шла обычная трудовая жизнь. Но международная обстановка все обострялась. Над страной уже сгущались тучи войны. Отзвуки грозы докатились и до наших мест.

24 декабря 1936 года районная газета «Социализм» опубликовала письмо первого секретаря Западно-Сибирского краевого комитета ВКП(б) Р.И. Эйхе:

«Анне Алексеевне, Василию Никитичу и Прасковье Наумовне Коротеевым.

Колхоз «Новый мир» Искитимского района.

Иван Васильевич Коротеев, выполняя священный долг защиты и охраны границы Советского Союза на Дальнем Востоке, геройски погиб в бою с японо-маньчжурским отрядом.

Имя Ивана Коротеева — славного героя,  отдавшего свою жизнь за дело защиты Родины, ее великих завоеваний, записанных в Сталинской Конституции, всегда будут жить в памяти трудящихся Западно-Сибирского края и всей нашей страны.

Шлю горячий привет вам, самым близким и дорогим людям Ивана Васильевича Коротеева, воспитавшим прекрасного сына и человека нашей социалистической Родины, жизнь и борьба которого будет служить для всех трудящихся примером беззаветной преданности нашей Родине.

Р. Эйхе».

Иван Васильевич Коротеев родился в селе Горевке Преображенского сельсовета в 1912 году. В 1929 году вместе с родителями вступил в колхоз «Новый мир». В 1932 году комсомольская организация послала его на строительство Кузнецкого металлургического комбината. Спустя два года ушел в армию.

Служить Коротееву довелось на Дальнем Востоке на погранзаставе Толочкино. В ночь на 24 ноября 1936 года — в день открытия VIII Чрезвычайного съезда Советов — на погранзаставу напал отряд японо-маньчжурских диверсантов.

Иван Коротеев, возглавлявший пограничный наряд, и Михаил Медведев приняли бой, а пограничника Николая Летавина послали с донесением на заставу. Прибывший отряд пограничников под командованием лейтенанта Евграфова обратил нарушителей границы в бегство.

В ожесточенном бою Иван Коротеев был смертельно ранен. Похоронили его на площади поселка Пограничного рядом с другими пограничниками, павшими смертью героев при защите Государственной границы СССР.

В память погибшего земляка искитимцы решили соорудить памятник. Искитимский поссовет на одном из заседаний президиума принял постановление: «Предложить всем организациям перечислить собранные средства на счет «Памятника И. В. Коротееву», находящийся в Искитимском отделении Госбанка. Вокруг памятника решили разбить парк культуры и отдыха.

На воскресниках была расчищена значительная территория, высажено несколько сотен саженцев.

В закладке сада участвовали почти все жители рабочего поселка. С тех давних времен городской сад носит имя Ивана Васильевича Коротеева.

…Шло время, менялся уклад жизни города Искитима. И главное — была преодолена вековая культурная отсталость населения. В городе почти не оставалось неграмотных. В подъеме культурной жизни огромную роль играли два клуба — цементников и лесосплава. Особенно выделялся клуб цементного завода. Здесь с первых дней его существования были организованы кружки самодеятельности, в которых массовое участие принимала молодежь не только цементного завода, но и города.

Вспоминает ветеран труда Николай Степанович Батурин, в прошлом — активный участник самодеятельности, баянист:

«В предвоенные годы в Искитиме довольно хорошо был налажен культурный досуг молодежи. В клубе цементников режиссер Герасимов организовал драмкружок. Здесь регулярно шли репетиции и ставились пьесы, спектакли. Выступали самодеятельные артисты в сольных, дуэтах и хоровых номерах, исполнялись акробатические этюды, пляски, клоунады. Все — под аккомпанемент баяна. Под баян же проводились и танцы. Работал духовой оркестр.

На острове были танцевальная площадка, стадион, спортивные снаряды, летний кинотеатр, пляжи. Здесь собиралось много молодежи по вечерам, в выходные дни. Тут же проводились военно-учебные сборы, где обучали допризывников, сдавали нормы на значок ГТО…

На первомайские и ноябрьские демонстрации завком цементного завода и клуб красочно оборудовали автомашину для самодеятельных артистов. На ней под баян исполнялись пляски, песни, клоунады. Все это с удовольствием и интересом воспринималось демонстрантами и на общем фоне заметно выделялось…»

…1936 год принес много горя искитимцам. Обстановка в стране была напряженной. Насильственно насаживалась пресловутая сталинская теория обострения классовой борьбы в связи с успехами социалистического строительства. Общественное мнение будоражили сообщения о чистке советского аппарата и партии, процессах над соратниками Ленина, сфабрикованных под флагом борьбы с врагами социализма и агентами империализма, об арестах старых специалистов, признавших Советскую власть и добросовестно работавших в народном хозяйстве.

Разрасталась атмосфера всеобщей подозрительности и врагомании. Все неполадки в развитии народного хозяйства объяснялись происками врагов. Низкая производительность труда на новостройках и промышленных предприятиях, обусловленная слабой механизацией, острой нехваткой специалистов и кадров профессиональных рабочих, объяснялась вредительством. Бурно расцвела система доносов. Иногда их авторами были и искренне заблуждавшиеся, но в значительной части — карьеристы и морально нечистоплотные люди. Поводы для пришивания ярлыка «враг народа» могли быть разными: высказал в узком кругу недовольство какими-то действиями руководителей, произошла авария на производстве, подчас по незнанию и неумению эксплуатировать оборудование — и вот уже готов донос какого-нибудь завистника. Причем для обвинительного заключения донос зачастую играл решающую роль.

Пожалуй, «первой ласточкой» репрессивной политики в Искитиме послужила авария, происшедшая на цементном заводе в 1936 году. Именно из-за нее в те годы не досчитался завод многих лучших специалистов.

Рассказывает ветеран труда Владимир Михайлович Чубаров: «В один из летних дней 1936 года шло производственное совещание в кабинете директора цемзавода. Присутствовал на нем и я как начальник цеха.

Вдруг раздался телефонный звонок: сообщили, что в цехе обжига случилась беда. Все, конечно, бросились в цех. Прибегаем, а там уже народ толпится, шум, неразбериха. Узнаем: на холодном конце печи, наверху, погибает женщина, потому что там скопился угарный газ. Я решил, что надо взять противогаз, в пожарке они были. Надел противогаз и — наверх… В памяти только и осталось: увидел трубу, а за ней женщину, сделал шаг и… потерял сознание.

И ведь прекрасно знал, что противогазы от угарного газа не защищают, но с перепугу или в суматохе все забылось. Очнулся, когда меня везли на лошади в больницу. Спрыгнул с телеги и бежать. Думаю: «Ведь там женщина погибает». Меня догнали, стали убеждать, что надо в больницу…

Что же случилось на самом деле? Во время разжига печи стали поднимать заслонку: надо было регулировать тягу в печи. Но трос лопнул и заслонка закрылась. А факел-то в печи  горит. Угарный газ начал заполнять пространство в холодном конце печи, а там находилась шламовщица, обслуживала шламофильтры, которые обезвоживали шлам. Чтобы добраться до этого места, надо было преодолеть четыре лестничных марша, а это — почти четырехэтажный дом. До верха нас добралось трое или четверо, да там все и остались.

Когда, наконец, обнаружили, что заслонка опущена, открыли ее, и сразу возникла тяга. Народ бросился нас спасать. Меня, как я потом узнал, стащил вниз механик помола Иван Иванович Трофимов. Затем всех, кто был без сознания, повезли в больницу. Шламовщица погибла, а три или четыре человека долгое время лечились.

После этого случая на завод понаехало комиссий: из обкома партии, из главка. Про местных уж и не говорю. Дело закончилось судом. Судили начальника цеха обжига Ершова — молодой паренек, недавно принял цех, директора завода Ивана Николаевича Ершова и исполняющего обязанности главного инженера Александра Тимофеевича Горячева. И. Н. Ершов и А. Т. Горячев были преданные делу люди, народ их уважал. Над ними устроили судилище и объявили «врагами народа». Мы, конечно, не верили в эту версию, но сделать ничего не могли. Ивана Николаевича расстреляли. А мы знали, что он — бывший командир дивизии в армии Тухачевского…»

Судьба начальника цеха Ершова и А. Т. Горячева не известна.

За руководителями пошли и многие рядовые цементники. Рассказывает ветеран Петр Романович Колесников: «Горестную память оставили 1936—1937 годы. Мы тогда не досчитались многих товарищей… После директора забрали юриста завода Степана Михайловича Ференца. Потом других…

Приехал к нам молодой специалист, выпускник института, кажется, томского,— Карпович. Поработать как следует не успел и его объявили «врагом народа». Видимо, парень в беседе с рабочими сказал что-то… А доносчики у нас были. Особенно среди тех, кто не имел специального образования, а занимал руководящую должность. Боялись, что их могут переместить на рядовую работу…»

Точно смерч прокатился в 1936—1937 годах по рядам цементников, выхватывая людей — на десяток лет, а многих — навечно. Среди репрессированных цементников оказались братья Осенные. Один из них — механик цеха помола Иван Дмитриевич девять лет отработал в лагерях на Урале, потом строил «дорогу жизни» на Ладоге. Трое других — Александр, Павел, Егор — тоже провели в местах заключения по десять лет. Братьям повезло. Они все же вернулись на родной завод.

Были арестованы моторист Яков Дмитриевич Мануйлов, Иван Михайлович Герасцын, механик Владимир Пылаев, машинист турбины Земмель, начальник ЖКО завода Никитин, начальник цеха помола Клавдий Кириллович Кравченко, ударник первой пятилетки Артем Григорьевич Шатов, кузнец лесоперевалочного участка Алексей Григорьевич Третьяков, его брат Василий Григорьевич и племянник Алексей Васильевич…

За просчеты в организации избирательной кампании в число «врагов народа» попали председатель поссовета Александр Михайлович Баранцев (бывший секретарь партбюро цементного завода), председатель райисполкома Владимир Федорович Крылов, первый секретарь райкома партии Екатерина Васильевна Кузнецова. Из арестованных спустя некоторое время освободили лишь Е. В. Кузнецову и через два года — В. Ф. Крылова.

В. Ф. Крылов — участник Великой Отечественной войны, кавалер ордена «Знак Почета».

Артем Григорьевич Шатов вспоминает: «В 1930 году приехал я восемнадцатилетним пареньком в Искитим и устроился на известковый завод. А отец мой Григорий Васильевич пошел плотником на цементный. Примерно через год мы всей бригадой перешли тоже на цементный.

Работали добросовестно. Монтировали оборудование — котлы на электростанции. Был я ударником… Когда пустили завод, перешел в механический цех, где работал до 15 октября 1937 года. Отчетливо все помню, хотя прошло больше полвека: ночью заезжает на ходке Андрей Колесников, писарь милиции, а с ним еще мужчина. Я в то время жил у тестя на Советской, где сейчас школа искусств.

— Берем тебя как свидетеля, скоро вернешься,— говорит Андрей.

Каким свидетелем? Зачем? Ничего я не понял…

Привезли в милицию, толкнули в камеру. Там уже был Яков Дмитриевич Мануйлов и еще двое. А к утру набили полную камеру. Утром всех увели, а я остался… Потом снова набралась целая камера. И опять через сутки их увели. Так целый месяц…

Потом увезли меня на станцию Ложок: там был лагерь. Но мне повезло: через четыре дня отправили в Новосибирск, на улицу 1905 года. Снова месяц продержали. Потом отправили на станцию Мариинскую. Тюрьма там небольшая, битком набитая. Нас поместили на конный двор. Зиму мы стро-или щитовые бараки для заключенных. Весной повезли на Дальний Восток. Куда и за что? Ничего не известно. Месяц прожили во Владивостоке. Кое-кто стал догадываться, что отправят на Колыму. Однажды ночью группами по 50 человек погнали к морю. Отбирали крепких, здоровых мужиков. Нагнали на пристань человек 200. Я был замыкающим. Когда всех загнали в трюм небольшого катера и закрыли люк, моя голова в него уперлась. Плыли недолго. Когда вышли, увидели пароход «Дальстрой»… Всю ночь нас грузили. Погрузили тысяч десять…

Разгрузили нас в бухте Нагаеве… Тут я узнал, что получил восемь лет по статье 58 пункт 10, вроде за антисоветскую агитацию…

Под конвоем повезли на прииск «Туманный». До него верст 800. Машины до места не дошли, несколько десятков верст шли пешком. На прииске разместили в палатках. Народу было примерно 500 человек… Работали на добыче золота. Потом отправили меня на стройку — рубили дома для вольнонаемных — я ведь еще и плотник справный. Некоторое время условия были терпимы — только хорошо работай. А когда начальник сменился, положение ухудшилось. Особенно тяжело было в годы войны. Иногда казалось, что администрация решила нас всех уничтожить… Народ изголодался, измучился. Особенно тяжело было южанам. Бывало, начинают утром будить, кто-то не поднимается. Подойдешь, а он мертвый…

Повезло мне, отбыл я свои восемь лет, живым остался. Когда срок кончился, пропуск на выезд не давали еще два года…»

В 1947 году Артемий Григорьевич Шатов вернулся домой и сразу же поступил на цементный завод. Жена его, Ольга Гавриловна, с которой он и не чаял встретиться, дождалась мужа. На ее долю, как и других жен «врагов народа», выпало немало тяжкого: была уволена с работы, лишена гражданских прав. Добавим, что А. Г. Шатов впоследствии стал одним из первых ударников коммунистического труда, награжден орденом «Знак Почета»…

При пересмотре дел осужденных в 1937 году комиссия не нашла в их действиях ничего преступного. Все они реабилитированы. К сожалению, большинство — посмертно. Мы не знаем, где завершился жизненный путь многих невинно осужденных. Вернулись, отбыв незаслуженное жестокое наказание, лишь единицы. Среди них — Алексей Васильевич Третьяков, умерший уже дома. На Колыме, где он отбывал срок, навечно остались его отец и дядя…

Кто знает, сколько талантливых людей мы потеряли во времена сталинской диктатуры? Сколько погибло, так и не родившись? Если над видными деятелями партии и государства устраивались показные судилища, чтобы придать расправе видимость законности, то с остальными поступали проще — забирали ночью и увозили в неизвестном направлении, зачастую даже не предъявляя обвинений.

Недавно стало известно, что один из лагерей уничтожения находился в Ложках. Это особый лагерный пункт № 4 Сиблага, где заключенные не имели фамилий — лишь номера. Они работали в известковых карьерах до изнеможения. Среди них были и жены мнимых «врагов народа». Тем, кто больше не мог работать, пайка не выдавали. Для политзаключенных Колымы и Магадана «Искитим» был синонимом смерти.

Сейчас в Ложках на территории, где раньше была тюрьма, высится прекрасный Дом культуры. Известковые карьеры затоплены, но развалины ОЛП № 4, печи, где обжигали известь, мотки ржавой колючей проволоки еще сохранились…

…Когда искитимцы вспоминают предвоенные годы, то в подавляющем большинстве случаев говорят о всеобщем трудовом энтузиазме, радости трудовых побед, праздничном настроении во время выборов 1937 года, вере в светлое будущее, очень недалекое. Что это? Счастливая избирательная способность запоминать прежде всего радостные события? Аберрация памяти?

Но мы должны помнить эти страшные годы. Помнить прежде всего для того, чтобы никогда не повторился черный 37-й год…

В 1938 году в рабочем поселке зарегистрировано более 10000 жителей. Поселок значительно разросся, во многих домах появились радио и электричество.

На юго-западной окраине была построена трехэтажная деревянная межрайонная мельница, производительностью 30 тонн муки в сутки. На ее территории находились склады готовой продукции и отходов, столярная мастерская, небольшое овощехранилище и конный двор.

На базе мельницы в 1941 году была организована школа ФЗО мукомолов, которая готовила специалистов для мукомольных предприятий Урала, Сибири и Дальнего Востока.

Резко увеличился выпуск продукции государственно-кооперативной промышленности Искитима. Представление о росте производства дает докладная записка от 3 апреля 1938 года начальника станции Искитим Федорука. В ней говорится: «Станция Искитим, как бывший разъезд № 5, построена из расчета потока пассажиров в 50—60 человек в сутки. Количество пассажиров растет. Средняя населенность зала сейчас до 300—400 человек в сутки. Растет и грузопоток станции. За время переименования разъезда в станцию он увеличился примерно в 10 раз. Со 150—200 вагонов в месяц в настоящее время погрузка доходит до 2000—3000 нагонов. Планируется погрузка цемента 900—1000 вагонов, леса 1000—1200, стройматериалов (известь, охра, камень) — 200—300 вагонов, зерна и овощей 200—250, прочие грузы займут еще до 200 вагонов. Все это требует увеличения штата работников станции с 12 человек до 48, а также расширения производственных мощностей…»

Искитимский поссовет от имени жителей вышел с ходатайством о присвоении рабочему поселку статуса города.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 декабря 1938 года рабочий поселок Искитим был преобразован в город районного подчинения. В Искитиме был создан горсовет.

В 1939 году председателем горсовета избрали Федора Корнеевича Радченко.

Последний предвоенный год остался в памяти искитимцев прежде всего потому, что флагман городской промышленности — Чернореченский цементный завод — достиг проектной мощности. Это было огромное достижение, особенно если учесть потери в рядах специалистов и рабочих, понесенные в 1936—1937 годах. Большая заслуга в этом принадлежала директору завода члену ВКП(б) Георгию Дмитриевичу Мартынову, партийной и профсоюзной организациям (в разное время их возглавляли члены партии Александр Михайлович Баранцев, Иван Кузьмич Клешнин, Луковцев, Петр Ильич Вазуля и Петр Иванович Яковлев).

Однако радость цементников была омрачена неожиданным арестом Г. Д. Мартынова, пополнившим ряды «врагов народа ». Цементники любили своего директора. Высокий, стремительный, он целыми днями пропадал в цехах, почти не бывал в своем кабинете. Внимательно следил за условиями труда и чистотой производственных помещений, считал высокую культуру производства одним из основополагающих условий повышения производительности труда. «В сравнении с другими заводами страны Чернореченский цементный был удивительно чистым,— вспоминает ветеран К. А. Арсеньев,— и, что главное,— за чистотой в производственных цехах, уплотнением мест пылеобразования, наведением порядка на территории следила не какая-нибудь специальная служба, а весь коллектив».

Впоследствии Мартынов реабилитирован.

Плановые задания 1940 года выполнили и подсобные цехи завода, артели «Красный строитель», «Производственник», «Инбекиш-казах», имени Крупской, имени Дмитрова, имени Островского, Лесосплав. Удачно завершили год и Чернореченский известковый завод, молочный завод, госмельницы, райлесхоз.

Чернореченский завод стремительно рос и требовал квалифицированных специалистов и рабочих рук. По решению «Главвостокцемента», в 1941 году была открыта школа фабрично-заводского обучения, готовившая слесарей по ремонту оборудования. Директором ее назначили начальника механического цеха коммуниста Дмитрия Михайловича Потапова, освоившего на заводе профессии слесаря, котельщика и нормировщика.

Школа успела сделать лишь один выпуск…

За 10 довоенных лет, особенно в годы третьей пятилетки, в городское жилищное строительство было вложено 30 миллионов рублей и сдано в эксплуатацию 14170 квадратных метров жилья.

В городе был создан ряд предприятий бытового обслуживания: три бани, четыре парикмахерских, три столовых. Был открыт Дом колхозника, пять детских яслей, радиоузел, имевший 671 радиоточку. (В подавляющем большинстве небольших сибирских сел тогда было всего по одной радиоточке).

Значительно улучшилось медицинское обслуживание населения. За пять лет, особенно после открытия малярийной станции, заболеваемость была снижена в 20 с лишним раз. Медицинская сеть была представлена городской больницей, амбулаторией, родильным домом на 23 койки, детской консультацией и аптекой.

В городской больнице работали квалифицированные педиатры К. К. Евстафьева и 3. В. Грачева, терапевт И. С. Исаков и хирург Н. П. Кондранина.

Главный врач больницы хирург Н. Н. Киселев много сделал для того, чтобы создать образцовое медицинское учреждение. Больница имела несколько отделений: хирургическое (20 коек), терапевтическое (30 коек), инфекционное (8 коек) и детское (12 коек), была оснащена современным медицинским оборудованием и установками физиолечения. Располагалась она в здании с водяным центральным отоплением и электрическим освещением.

При больнице было организовано хорошее подсобное хозяйство, а вокруг нее заложен декоративно-плодово-ягодный сад, который сейчас, к сожалению, уничтожен.

Значительно улучшилось торговое обслуживание населения. Перед войной в городе было 26 торговых точек с общим планом товарооборота в 5630000 рублей.

О культурном росте горожан свидетельствует подписка на периодическую печать: город получал 2453 экземпляра газет и 707 журналов. Искитимцы внимательно следили за событиями внутренней и международной жизни, за действиями «наших заклятых друзей» — фашистов Германии, с которыми был заключен пакт о ненападении. Всех тревожило, что коричневая чума расползается по всей Европе. Все чаще и чаще в разговорах звучал вопрос, будет ли война. Чувствовали, что она неизбежна, но верили, что если начнется, то будет короткой, некровопролитной, победоносной. И все-таки для многих объявление войны было неожиданным…

Подать объявление!
купить/продать в Искитиме

Реклама