Март 31, 2010

Так что же будет с учителями из Лебедевки?

Надежде Анатольевне Кривенко профсоюз выделил при школе двухкомнатную квартиру. Теперь прокуратура требует ее отнять, а профсоюз отмалчивается. В Новосибирской области четыре учительские семьи больше 10 лет жили в школе. Пока пожарные и прокуратура не потребовали выселить 13 человек на улицу.

О существовании села Лебедевка под Искитимом страна узнала из небольшого сообщения на сайте местной администрации. Заметка имела необычный для официального ресурса подтекст: «Чем помочь, не знаем». Кстати, до сих пор непонятно, кто именно опубликовал эту заметку, хотя это, конечно, дело десятое… Корреспонденты «КП», побывав в Лебедевке, убедились: четырем учительским семьям, которых могут выселить из квартир в любой момент, действительно сложно помочь.

Профсоюз дает добро

Проблема, как любят говорить на митингах оппозиции, «в наших постоянно меняющихся законах!». В конце 1990-х четыре учительские семьи заселили в двухэтажное зданьице, где с 8 утра и до обеда щебечут ребятишки младших классов. Это даже не лебедевская школа, по большому счету: основной корпус, с кучей пристроек и просторными гулкими коридорами, стоит чуть выше по улице. Времена тогда были для преподавателей тяжелые, и люди легко соглашались на переезд из других районов — лишь бы квартиру дали. Надежда Кривенко, например, перемахнула через всю область — под пыльный Искитим из Кыштовки, края распуганных нефтяников.

Больше 10 лет четыре учительские семьи были живым примером любимой приговорки белых воротничков: «Буквально живу на работе!». Три года назад в дом постучалась беда с топором и каской на шевроне. Случилось это как раз после серии трагических пожаров в российских школах, за которые инспекторам пожнадзора на местах крепко накрутили хвосты. По правилам безопасности жить в образовательном учреждении нельзя, но если раз в год платить штраф по предписанию пожарных — то вроде бы и Бог с ними, с педагогами. Тем более что первые два года суммы были смешные даже для сельской школы — одна — две тысячи «деревянных».

- Нам эти квартиры выделил профсоюз! — чеканит школьный завуч Надежда Кривенко. — Но теперь нет ни одной бумажки, доказывающих наше законное вселение.

Зато на законное выселение бумаги исписано уже столько, что хватит на пару учебников по химии, которую ведет Надежда Александровна, — есть от прокуратуры, пожарных, Роспотребнадзора… Из соображений профессиональной солидарности молчит только районо, хотя и его интересы, по идее, задеты. Тяжелая, но на удивление поворотливая следственная машина двинулась на Лебедевку осенью 2009-го, а уже к лету, скорее всего, наступит финал.

«Нам идти некуда…»

Подъезд, в котором всего четыре квартиры, наполнен детским визгом: вход отдельный, со двора, но от школьных коридоров его отделяет лишь хлипкая дверь на втором этаже. За ней только что началась большая перемена, и, судя по всему, какому-то Ваньке сейчас от души наваляют по вполне резонному поводу: «Ты кого дураком назвал?!». Школьный завхоз Василий Александрович молча показывает свою квартиру. Хоромы, кстати, достойные — в городе такую просторную «двушку» сыскать не просто… Работу свою Василий Александрович любит, а вот журналистов после серии репортажей, которые больно царапнули по душе словами «незаконно вселились», — нет. Поэтому право рассказывать об общих бедах и клеймить позором работников пера и видеокамеры оставляет соседкам. Если твой дом — школа, традиционный для российского образования матриархат быстро пробирается из учительской на лестничную площадку…

- Сперва пожарные прицепились к этой двери. Мол, тут ее быть не должно, — указывает Надежда Александровна на перегородку, за которой уже передумали «валять» Ваньку и собираются всем классом поиграть в снежки после уроков. — Администрация была готова заложить проем кирпичом, но потом не стала — нам дали понять, что все равно выселят. Потому что жить в школе не положено.

И это не единственная причина для выселения. Местная санэпидемстанция сделала вывод, что квартиры мешают нормальному питанию детей. В официальной формулировке это звучит даже витиеватее, но смысл тот же. Прокуратура подбила требование выселить учителей сразу двумя доводами. Первый в духе времени, «антикоррупционный»: ни за тепло, ни за свет учителя не платят — за все расплачивается школа. Второй тоже недалек от истины: на месте этих квартир можно открыть дополнительные классы, помещения для кружков, актовый зал… Места хватит точно. Часть младшеклассников, кстати, действительно учатся в основном корпусе школы. В общем, дело швах — хоть сейчас чемоданы пакуй. Но педагоги не торопятся.

- Куда нам теперь — на улицу выселяться? Нам идти некуда! — воинственно восклицает учитель географии Марина Владимировна Алексеева.

- А вы поинтересуйтесь у этих жильцов: как у них обстояли дела с жильем до вселения в школу? — спокойно посоветовал заместитель искитимского межрайонного прокурора Сергей Пеньков.

Маневры на болоте…

Квартиры действительно были. У кого-то и сейчас есть квартира в Искитиме, до которого на электричке рукой подать. Просто без квадратных метров по соседству со школьными классами для учителей теряется сам смысл переезда в Лебедевку. О том, что рано или поздно предписания пожарных доведут до суда, «выселенцы» явно догадываются. Но, видимо, решили пойти на принцип. Иначе давно согласились бы на земельные участки, которые им предлагала под строительство местная администрация.

- Да это болото на краю деревни! Никто из местных не берет там землю, потому что там постоянная сырость и вообще нет коммуникаций. И как мне с моей учительской зарплатой построить на этом месте дом? — вспыхивает Надежда Анатольевна.

В сельсовете только разводят руками: тут не город, маневренного фонда нет — чем богаты, как говорится. Впрочем, районные власти явно припасли какой-то экстренный вариант.

- Без помощи мы их не оставим, на улице не бросим, — заверила начальник Искитимкого управления образования Антонина Лямзина. И после долгих уговоров конкретизировать свое заявление коротко добавила: — Администрация района рассматривает вопрос о предоставлении им жилья.

Случись эта история в конце, скажем, 2008-го, педагогов без лишней шумихи действительно выселили бы. Причем без всякого «предоставления». Но проверяющие допустили досадную ошибку, развязав судилище в Год учителя. Получив в руки такой сильный козырь, завуч Надежда Кривенко с соседями ходят на слушания с гордо поднятой головой, невзирая на, мягко говоря, непонимание коллег. После фразы: «Только не пишите мое имя в газете» лебедевские учителя дали понять, что активно поддерживать попавших в переделку «приезжих» не собираются. Отмалчивается и профсоюз. Всерьез сочувствуют «выселенцам» только бывшие жильцы проблемных квартир, которые давно уехали из Лебедевки. Из Башкирии иногда звонит учительница — она жила как раз в той «двушке», которую теперь занимает с детьми Надежда Кривенко. Женщина не скрывает радости — вовремя уехала…

- Никто против администрации школы не попрет — работать-то всем хочется. Это десять лет назад учителя найти было сложно. А сейчас позови — очередь выстроится, — говорят педагоги. Им есть чего бояться: на весь Искитимский район — всего две вакансии учителя.

Каждый имеет право на жилье

- Нельзя же выселить людей на улицу! — наконец не выдерживаю я.

- Почему нельзя? — кажется, всерьез удивился Сергей Пеньков. — Школа не является жилым помещением — соответственно, жить там нельзя. Если исходить из правил пожарной безопасности, то проживание в помещении, где обучаются несовершеннолетние дети, создает угрозу. Почему мы должны повторять «подвиги» других регионов, где горели дома престарелых, школы?..

Официальная позиция практически заставляет поверить в то, что 13 человек, живущих по соседству со школярами, и есть злодеи и нарушители закона. Почти поверить, потому что по закону взять с администрации школы, которая пообещала педагогам квартиры, а на деле подложила свинью замедленного действия, нечего. А между тем повод прицепиться к чиновникам есть, правда, работники прокуратуры раскручивают его не так резво, как «дело учителей». Повод вот какой: местная администрация в свое время вбухала немало денег на то, чтобы превратить школьные классы в квартиры. Зачем, спрашивается, если жить там нельзя?

- В настоящее время по нашей инициативе проводится доследственная проверка законности действий лиц, предоставивших это помещение. Будет дана уголовно-правовая оценка, — сразу поскучнел собеседник.

…Учителя иногда пропускают уроки. Это не протест и не забастовка: у педагогов сдают нервы и постоянно скачет давление. Семью трудовика Вячеслава Похильченко и математика Валентины Николаевны (они занимают четырехкомнатную квартиру на первом этаже. — Прим. авт.) мы вообще не застали дома: несколько дней Вячеслав Васильевич лежал дома после приступа, а в день нашего визита ему стало так худо, что пришлось ехать в больницу. Тем, кто находит в себе силы вести уроки, не лучше.

- У меня тема урока: «Права человека». Стою я у доски, рассказываю девятиклассникам: «Каждый человек имеет право на жилье…». А они мне в ответ: «А как же вы, Марина Владимировна?» И что мне детям отвечать? — сдерживая слезы, спрашивает нас географ Алексеева.

Ответить ей действительно нечего. Из всех «выселенцев» только Марина выросла в Лебедевке и в детстве сидела за теми же партами, что и ее нынешние ученики. В ее трудовой книжке и паспорте — абсолютно одинаковые строчки с адресом средней общеобразовательной школы села Лебедевка.

Источник: Дмитрий КЛИМОВ, Фото: Андрей КОПАЛОВ
nsk.kp.ru

Подать объявление!
купить/продать в Искитиме

Реклама