Ноябрь 1, 2013

Василий Кузьмин осужден за убийство 10-летнего племянника

Новосибирский областной судОбластной суд вынес приговор Василию Кузьмину, который в мае этого года под Искитимом убил своего 10-летнего племянника 13 ударами головой об стену. Убийца получил 17 лет колонии строгого режима + 1 год ограничения свободы после освобождения. Новосибирский портал НГС публикует сегодня подробную статью об этом инциденте, которую мы перепечатываем.

44-летний житель Искитимского района Василий Кузьмин получил 17 лет за убийство племянника. Мужчина 13 раз ударил 10-летнего ребенка головой о стену, потому что мальчик нарушил его запрет и зашел в баню. В минувший понедельник, 28 октября, Новосибирский областной суд вынес вердикт по этому делу.

«Кузьмин Василий Владимирович признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство человека в беспомощном состоянии. — А.А.)», — сообщили в облсуде, уточнив приговор: 17 лет колонии строгого режима плюс 1 год ограничения свободы после освобождения. В законную силу приговор еще не вступил.

Поселок Рощинский, где 7 мая 2013 года произошло убийство, расположен по другую сторону от трассы М52 прямо напротив Искитима. 10-летний Андрей К. учился в 3-м классе. Педагоги долго и тщательно подбирали слова, чтобы описать мальчика и его семью: «Способности у него были средние. Одет всегда аккуратно, ухоженный, все учебные принадлежности есть. Видно было, что в семье не хватает денег, но силы в мальчика мама вкладывает». В доме Кузьминых жили мать семейства — доярка местной фермы, ее мама-пенсионерка, пятеро детей, включая Андрея, и их родной дядя Василий, который в перерывах между запоями иногда подрабатывал охранником. Отец семейства в этом списке отсутствует.

Корреспондент НГС.НОВОСТИ по материалам дела детально восстановил картину произошедшего 7 мая в доме Кузьминых.

Днем Василий взял племянника с собой на рыбалку на местный пруд. Лóвлю рыбы дядя «приправил» изрядной порцией алкоголя, выпив около 300 г медицинского спирта.

Первым пруд покинул Андрей, вскоре домой с уловом пришел и Кузьмин-старший, который почистил рыбу и стал ее жарить, дожидаясь возвращения своей сестры — матери мальчика. Около 19 часов он из окна кухни увидел, как Андрей заходит в полуразрушенную баню, в которой уже давно идет ремонт. Посещать ее своим племянникам Василий Кузьмин запрещал — под предлогом того, что это небезопасно. Заметив, что табу нарушено, мужчина выскочил на улицу.

«Я его не убивал. Он сам стукнулся», — упорствовал во время следствия, судебных заседаний и в своем последнем слове Кузьмин. По его версии, он просто тащил ребенка в дом, взявшись за капюшон, а тот сопротивлялся и потому ударился головой о стену.

«Экспертиза установила: он взял мальчика рукой за голову и 13 раз ударил о стену. После чего отправился обратно на кухню жарить рыбу», — парируют в Искитимском межрайонном следственном отделе СК РФ по НСО. Примерно через час Андрея с расплющенной головой, еще живого, возле бани нашла бабушка; «скорая» доставила ребенка в больницу, однако около 22 часов тот умер от отека и набухания мозга.

Опрошенные автором адвокаты, участники процесса и следствия единогласно признали приговор Кузьмину «адекватным»:

минимальная планка за убийство ребенка — 8 лет лишения свободы, максимальная — 20 лет либо пожизненный срок. Суд не стал учитывать прошлые судимости подсудимого (в 90-х того дважды судили за кражи), так как они на момент убийства уже были погашены.

Следователь Владислав Арсибеков, который вел это дело, вспоминает: «Во время допросов подозреваемый не скрывал, что раздавал подзатыльники и, по его словам, причинял боль детям ладонями». Другие свидетели подтвердили: племянникам регулярно доставалось от дяди, который цеплялся по всяким пустякам. По мнению следователя, рукоприкладство с целью воспитания в принципе характерно для сел, потому что там больше пьют — а значит, семьи неблагополучные. Практикующий в Искитиме психолог Маргарита Хлебникова, в свою очередь, условно разделила сельскую местность на деревни, в которых сохранилась работа, и постепенно вымирающие. Для жителей последних телесные наказания характернее. Однако важнее, по мнению собеседницы, не география, а семейные традиции: если ремня за проступки получал в свое время отец — значит, он будет так же поступать со своими детьми.

«Запреты — это форма эмоционально жестокого обращения, ребенок ослушался — и это привело к еще большей жестокости. Поступок дяди — это желание показать свою власть и нежелание объяснить ребенку по-другому, потому что запретить и наказать гораздо легче, чем договориться, — рассуждает Маргарита Хлебникова. —

Но физическое наказание приведет к тому, что ребенок усвоит: с позиции силы можно решать любые проблемы. Ребенок, которого обижали в семье, будет обижать более слабых в школе, например. Это закономерно».

С коллегой согласен и директор Регионального экспертного бюро, психиатр Станислав Граховский: «Ограничительные меры никогда не приводят к положительному результату, они только накапливают агрессию, которая превращается в психопатический дефект личности». Эксперт посоветовал: для того чтобы запреты не трансформировались в агрессию, ребенку нужно давать альтернативу правильных поступков. В противном случае он, привыкнув к наказаниям, может стать опасным для окружающих.

«Отрицательные события возводятся в ранг интереса в жизни: все об этом говорят, все об этом думают, обсуждают. И это не просто однократный акт, а постоянное повторение. Формируется рефлексия на возможность привлечения к себе внимания с помощью отрицательных действий, потому что положительные никого не интересуют — на них никто не обращает внимания. Это становится нормой поведения», — резюмировал г-н Граховский.

Подать объявление!
купить/продать в Искитиме

Реклама